Газета "Новый путь"

Новости

Очень простая история

Лодейнопольский драматический театр-студия «Апрель» открыл юбилейный сезон – в следующем году коллективу исполнится 30 лет. История театра «Апрель» в Лодейном Поле начинается с 1986 года, когда он был просто театральной студией без своего зала и постоянного состава. С 1991 года лодейнопольцы стали называться по-другому – театр-студия «Апрель», а ещё через девять лет у театра появилось собственное здание.

В преддверии юбилея мы пообщались с главным режиссёром театра «Апрель» Вадимом Романовым, человеком искусства, который служит уже 40 лет сцене и зрителям, 30 лет работает в кино и 10 лет – в режиссуре. А театр «Апрель» возглавляет пять лет, с 2015 года. За это время театр неоднократно успел порадовать своими спектаклями жителей города Бокситогорска и всей Ленинградской области.

– Юбилей – это в какой-то степени повод оглянуться назад, подвести некоторые итоги. С какими результатами театр «Апрель» подошёл к своему 30-летию?

— К тридцатилетию мы, во-первых, сделали около 60 спектаклей, во-вторых, мы настолько переформатировали своего лодейнопольского зрителя, что у нас постоянные аншлаги. На премьере всегда полный зал. Мало того, театр «Апрель» пользуется популярностью у жителей всей Ленинградской области. Бокситогорск, Тихвин, Волхов – везде нас ждут с нетерпением. И это не случайно. Мы растём, развиваемся. Большое внимание уделяем актёрскому мастерству, изучаем мировую литературу, думаем о зрителе, его вкусах и потребностях. Сначала мы имели статус муниципального театра. Но вот уже третий год мы являемся областным театром, одним из пяти в 47 регионе. Это ли не оценка нашего труда?

– Что, на Ваш взгляд, является залогом успеха театра?

– Успех театра зиждется на самоотдаче артистов, режиссёров – всех тех, кто работает над спектаклем. Например, сегодня в помещении холодно, но то тепло, которое исходит от артистов, оно передаётся в зал. Поэтому спектакль смотрится на одном дыхании, ничто не отвлекает от восприятия постановки. И даже маленькие дети испытывают радость от соприкосновения с искусством. Если работает молодой состав, то в зале обязательно находятся актёры старшего поколения – они принимают работу дебютантов. И молодые артисты тоже всегда смотрят работы старожилов – учатся, перенимают опыт, всем актёрским потенциалом тянутся к вершинам творчества. В этом тоже залог успеха: в неразрывности звеньев поколений.

– Расскажите о коллективе театра.

– Коллектив замечательный, я бы сказал, у нас «штучный товар», потому что каждый артист индивидуален. Вот, например, Сергей Кутыгин играет поросёнка в детском спектакле. У него нет профессионального образования – талант заложен самой природой, яркий, самобытный. В юбилейном сезоне думаем организовать бенефис для каждого актёра. У того же Сергея столько ролей, что его бенефис можно выстроить только на его ролях. Они разные: в основном маленькие, эпизодические, но есть и главные. В постановке «Ванюшка» он выдерживает целый спектакль в стихах. Рядом с ним – Роман Смирнов, в детском спектакле играл волка. Он – профессиональный артист, распределился к нам, потом отслужил в армии, вернулся – и в каждом спектакле буквально «зажигает»! А в спектакле «Страсти по дивану» играют актрисы, которые уже 30 лет на сцене – фактически с момента основания театра «Апрель». Это на удивление редкие таланты – каждая передаёт характер настолько глубоко, настолько

заразительно, с такой самоотдачей, что работать с ними – одно удовольствие! Вместе мы поставили уже немало спектаклей: в этом году будет премьера 25-го – это «Очень простая история». И всякий раз они открывают новые грани своего таланта. О коллективе я могу говорить бесконечно, потому что очень их люблю.

– Что бы Вы пожелали актёрам театра-студии?

– Как это ни банально, хорошей зарплаты. Сейчас это актуально ещё и потому, что из-за карантинных мер оплата труда у нас уменьшилась. Тем не менее мы в строю и работаем с полной самоотдачей. Своим талантливым актёрам хочу пожелать достатка. И ещё. Чтобы дарить людям радость, надо иметь хорошее здоровье, потому что это тоже залог успеха.

– Как пандемия сказалась на деятельности театра? Удавалось ли справляться с новыми трудностями?

– Пандемия – это удар серьёзный. Но мы его пережили. С марта и по первое мая театры были закрыты. Но так как Лодейное Поле находилось в зелёной зоне, то из пяти областных театров мы были единственными, кто работал. Мы даже выпустили сначала один спектакль, а потом второй, третий… Восстановили несколько спектаклей, и сейчас начинаем сезон фактически в форме. А кто-то до сих пор ещё находится на карантине. Нам всё время звонили из Управления культуры и спрашивали: «Как вы?». Мы говорили: «Держимся».

– За время работы в театре «Апрель» какая история, случай Вам запомнился больше всего?

– У нас каждый день что-то случается, потому что театр – это живое дело. Очень много смеёмся на репетициях: один спутал слово или не так сказал реплику, другой не так прыгнул, забыл сделать жест какой-то, не та декорация выезжает, не тот костюм надели или что-то потеряли. Например, на «Лисёнке» выходит папа Лис и говорит: «Я хвост даю на отсечение». Поворачивается – а хвоста-то и нет. И мы всё время друг над другом подшучиваем, иронизируем. Но делаем это с любовью, без злости. На детском спектакле я заметил, как волк в ответ на реплику поросёнка едва сдержал хохот. Волку ведь нужно злого играть, но было видно, как он просто «поплыл», однако тут же собрался. Они все удивительно талантливые. Поэтому все происшествия у нас – это мелочи.

– Какие спектакли из тех, что Вы ставили в этом театре, любите больше всего?

– Каждый спектакль для меня – это мой ребёнок, который уже в зародыше любимый. Театр «Апрель» вообще – это театр исповеди. Мы говорим о чём-то очень-очень наболевшем. Но всё же есть самые «звонкие» спектакли. Я люблю трагикомедию, где нет чистых жанров: комедия, трагедия, «лишь бы посмеяться», «лишь бы поплакать». Я люблю, когда зритель хохочет сквозь слёзы. Это самое главное. Или, когда что-то случается, и кажется, что зрители вот-вот должны зааплодировать, а висит звенящая тишина – вот это и есть самое главное, значит, мы зацепили до такой степени, что зрители сидят и думают: «Господи, не спугнуть бы эту тишину! Не спугнуть бы эту правду!»

– В театре существует какая-нибудь детская организация, которая воспитывает молодое поколение?

– Мы с детьми работаем очень часто. У нас есть детский центр эстетического развития, и там наши актрисы преподают, очень серьёзно работают с маленькими артистами. И в нашей студии тоже есть ребята, которые учатся актёрскому мастерству. Детский центр эстетического развития приглашает театр на различные мероприятия – мы

ездим в садики, школ, интернаты. Воспитанник интернатов – частые гости на наших благотворительных спектаклях – в общем, связь постоянная. Дети – это наши будущие взрослые зрители.

– Поделитесь секретом, как ставить такие замечательные сказки?

– Да, сказки я люблю и умею их создавать на сцене. Когда ставил свою первую сказку, эпиграф на программке был таким: «Моей доченьке, Варваре Романовой, посвящается». Мне кажется, я знаю, кто такие дети. Я знаю все их проблемы и разговариваю с ними на равных, поэтому сказки и получаются. Один художественный руководитель питерского театра даже назвал меня «лучшим сказочником всея Руси». В прошлом году, в Татарстане, это звание подтвердилось. Я счастлив, что во многих городах России в театрах играют мои сказки. Мультфильмы тоже люблю, поэтому занимаюсь их озвучкой. Так, моим голосом все 74 серии разговаривает Фу-Дог в «Американском драконе», озвучивал я и Румпельштильцхена во всех 7 сезонах.

– Как Вы относитесь к новаторству в театре?

– Зачастую новаторство – это для критиков, что-то такое вычурное, уникальное. А зрителям нужна простота и классика. Я за классическую режиссуру.

– Какие театральные традиции чтит коллектив «Апреля»?

– Все! Есть много театральных законов, без которых нет жизни на сцене. Первый из них: партнёр на сцене – самый главный человек. Мы уважаем друг друга на сцене, прислушиваемся друг к другу. Ещё есть три слова, которыми мы постоянно пользуемся: «вижу», «слышу», «понимаю». Я должен видеть всё, что происходит на сцене, слышать всё, что происходит на сцене, и понимать то, что вижу и слышу. А дальше – действовать. Вот это – единство. Система Станиславского, система Мейерхольда, творческие принципы Вахтангова, система Михаила Чехова – у нас всё объединено, все традиции русского театра на нашей сцене присутствуют.

— На Ваш взгляд, зритель театра – кто он?

– Мужчина и женщина, семейные люди. Когда я начинал, у нас были «редкие» такие мужчины в зале. Сидели в основном женщины в возрасте с 35 до 60 лет. А мы их захватили серьёзно, заинтересовали, и они начали приводить своих мужей, которые сначала «отбрыкивались», а теперь уже спрашивают: «А когда новые премьеры? Когда новые спектакли?». Поэтому наш зритель – это все, кто любит театр. А кто не любит – заинтересуем, привьём эту любовь.

– Вы – человек, который придумывает спектакли. Внимательно ли следите за тем, что придумывают ваши коллеги?

– Конечно! Я отслеживаю все тенденции, всё, что происходит в театральном мире, и не только в России. Я поставил спектакль в Израиле, Германии, а, будучи там, сам ходил в театр. В Штутгарте посетил спектакль «Король Лир», в Мюнхене смотрел «Сон в летнюю ночь» Шекспира, в Израиле был зрителем театра «Шалом». Часто посещаю фестивали. Смотрел в Антверпене фестиваль, в Черногории в Будве, проехал Берлин, Париж, Братиславу, Лондон. В Лондоне побывал на мюзикле Эндрю Ллойда Уэббера «Кошки». Я очень слежу за мировыми тенденциями. И сейчас заканчивается период постмодернизма, и опять на сцену идёт правда жизни − классический театр.

– Расскажите о своей семье. Она вдохновляет Вас на дальнейшие успехи?

– Семья всегда вдохновляет. Так получилось, что мы с супругой в разводе, но не в ссоре. Мы подружились опять. Нашей дочери Варваре 17 лет, она нам сказала: «Папа, я иду по вашим с мамой стопам!». Её мама – актриса, папа – режиссёр, заслуженный артист России, и дочь сказала: я буду поступать в Щукинское училище. Она талантливая от природы и очень умная, потому что мама, когда была беременная, уже имела высше образованием, а я был старше мамы на 16 лет, поэтому, как говорится, папа старый − дети умные. В моей семье так. Моя дочь для меня – всё. Она – моя самая большая премьера, мой самый большой спектакль.

– Есть ли в Вашем театре какие-то суеверия, приметы?

– Нельзя свистеть – денег не будет. Нельзя есть семечки на сцене, потому что голос сядет. Когда я служил в Александринке (Вадим Романов 9 лет прослужил в Александинском театре, играл на лучшей сцене России), там нельзя было ходить через Екатерининский сквер. Можно было его наискосок проходить, а прямо – нельзя. Если ты загадаешь что-нибудь, нужно было подняться на седьмой этаж, встать возле квадриги, взять коня за хвост и выпить бокал шампанского, загадав желание. И оно, как правило, сбывалось. Я загадал там дочь, и желание сбылось.

– Приедете ли ещё с гастролями к нам, в Бокситогорск?

– Обязательно приедем! Только учите своих зрителей, приглашайте их, зовите. Потому что театр существует благодаря зрителям. Если зрителя нет – мы перестанем ездить к вам. Честное слово, у вас среди наших гастрольных городов-конкурсантов пока самые низкие показатели. Почему-то в Бокситогорске не любят ходить в театр. В Тихвине у нас ломится зал. В Лодейном Поле – аншлаги, в Петрозаводске – полные залы, куда бы мы не приехали – всё удачно. А почему-то Бокситогорск – такой инертный город. Поверьте – у нас классный театр. Мы в Питере показывали на фестивале спектакли, и критики о нас сказали, что театр «Апрель» – продолжатель традиций БДТ Товстоногова. То есть у нас «на сцене правда жизни, заинтересованность, искренность и исповедальность». Эту фразу я из уст представителей управления культуры услышал. И я горжусь! И театр гордится.

Мы привезем вам ещё «Дуры мы, дуры» – шикарный спектакль, свежая наша постановка. Автор Дамир Салимзянов подарил нам этот вот этот спектакль. Те же актрисы, что в спектакле «Страсти по дивану» там работают, но они совсем по-другому играют. Три разных национальности, три подружки, через всю жизнь прошедшие, новый год встречают.

– Какие ещё спектакли планируете показать зрителям в тридцатом сезоне?

– Сейчас последний спектакль – «Очень простая история». Мы вообще сезон назвали в честь него. Наше тридцатилетие – это «очень простая история». О том, как театр родился, как он вырос и как он встал на ноги вместе со страной. Стране ведь тоже тридцать лет. В 1991-м она организовалась. А сейчас в 2021 году будет 30 лет стране, и у нас тридцатилетие в 2021 году, но сезон тридцатый начался сейчас.

Затем идёт «Он, она, окно покойник» – лучшая пьеса Рея Куни, которая получила премию Лоуренса Оливье как лучшая комедия Англии. В планах «Вишнёвый сад», «Странная миссис Сэвидж» и «Убийство Гонзаго». Три серьёзных постановки, они достойны того, чтобы в тридцатый сезон выйти на сцену.

Добавить комментарий

Ваше имя:
Ваш E-Mail:
Заголовок:
Сообщение:
Вернуться к списку новостей
Вверх